Уходят великие русские люди...

ПАМЯТИ АРХИМАНДРИТА КИРИЛЛА (ПАВЛОВА)

Владыка Вениамин (Пушкарь): «Будем так же, как наш духовный отец, архимандрит Кирилл (Павлов), готовы защищать нашу православную Родину!»

http://ruskline.ru/news_rl/2017/02/23/vladyka_veniamin_pushkar_budem_tak...

Всечестные отцы, братья и сестры!

С прискорбием мы узнали о том, что отошел ко Господу архимандрит Кирилл (Павлов) – духовник Троице-Сергиевой лавры и молитвенник о всей православной России. От нас ушел Духовник, Воин Христов - с большой буквы!

Мы вспоминаем батюшку Кирилла, который в последние годы пребывал в таинственном состоянии, находился в болезненном затворе от мира. Верим, что и в этом состоянии он продолжал молиться, пребывал в постоянном общении с Господом. Он всегда был с Богом, всецело предаваясь Ему.

Сколько народа притекало к отцу Кириллу за советом, за духовным наставлением! Со всей России съезжались к нему люди в Лавру. Шел неиссякаемый людской поток, батюшке порой некогда было даже поесть. И всем он давал ответы, помогал своей молитвою.

А скольких он утешал в безбожные советские времена! Мы помним те времена, нелегкие в религиозной жизни. Хрущевские гонения на Церковь. Тогда засияли на духовном небосклоне звезды таких русских духовников, как преподобный Серафим (Вырицкий), архимандрит Серафим (Тяпочкин), схиигумен Кукша (Величко) Одесский, схиархимандрит Серафим (Романцов) Сухумский, схиархимандрит Виталий (Сидоренко) Тбилисский, владыка Зиновий (Можуга), схиигумен Савва (Остапенко), архимандрит Иоанн (Крестьянкин), протоиерей Николай Гурьянов. В Троице-Сергиевой лавре подвизался архимандрит Тихон (Агриков), окормлявший братию. И среди этих звезд духовных воссияла звезда архимандрита Кирилла.

Мы тогда были студентами семинарии. Духовники Лавры, в том числе и батюшка Кирилл, приходили из монастыря в семинарию и академию, чтобы исповедовать нас в великопостные дни. Отец Кирилл говорил проповедь, а потом все шли на исповедь к своим духовникам. Батюшка не отличался большим ораторством, но от его слов всегда веяло благодатью. Он имел очень большой и суровый жизненный опыт. Прошел войну, участвовал в битве за Сталинград. И есть легенда, что защитником Дома Павлова в Сталинграде был наш архимандрит Кирилл (Павлов).

До войны батюшка проходил армейскую службу в наших краях – в районе поселка Барабаш Приморского края. Потом он рассказывал, что служба была очень тяжелой, но он благодарен своим командирам. Они такую хорошую подготовку дали солдатам, что когда пришлось воевать под Сталинградом, это сильно помогло.

После войны Господь призвал батюшку в воинство духовное, на духовную битву. Тогда было немало тех, кто, пережив боль и страдания, обращался к Богу, всецело посвящая себя Ему. Много среди духовенства было фронтовиков, прошедших тяжелейшие военные испытания. Это были люди необычайного мужества, не раз смотревшие смерти в глаза, видевшие человеческие страдания. Отец Кирилл рассказывал, что нашел на войне Евангелие и никогда не расставался с ним, и уже ничего не боялся.

Батюшка очень любил Россию. Не жалел живота своего на войне и молился за Русь до своей праведной кончины. Очень он скорбел о том духовном, нравственном состоянии, в котором пребывает наша страна. Скорбел, но не переставал молиться. Истинный воин Христов!

И как удивительно, что в этот гражданский праздник - день защитника Отечества мы провожаем воина, ветерана Великой Отечественной войны, настоящего русского солдата, сменившего солдатскую гимнастерку на монашескую мантию!

Сегодня Лавра прощается со своим духовником. Вся Русь прощается. Все православные и весь наш Дальний Восток молятся об упокоении души архимандрита Кирилла. Дальневосточники молятся сейчас из этих дальних краев, где батюшка набирался опыта и мужества. Мы остались здесь у Тихого океана, чтобы при восходе солнца отслужить Литургию, а потом панихиду по нашему духовному отцу. От всей дальневосточной паствы склоняем головы и надеемся, что Господь благословит нашего любимого батюшку и дарует ему святость!

Помним слова архимандрита Кирилла: «Если мы действительно любим Бога, то мы должны всецело, всем своим существом отдаться Ему». Пусть же, по молитвам батюшки Кирилла, все мы, вся наша Россия всецело и всем своим существом отдадимся Богу!

В эти предгрозовые времена будем уповать на Господа, на Его милосердие и любовь к нашему Отечеству! И будем так же, как наш духовный отец, архимандрит Кирилл (Павлов), готовы защищать нашу православную Родину! До последней капли крови! До последнего молитвенного вздоха!

Аминь.

С любовью о Господе, +митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин

 

 

Я шел с Евангелием и не боялся…

Архимандрит Кирилл (Павлов)

http://www.odigitria.by/2012/05/09/ya-shel-s-evangeliem-i-ne-boyalsya-ar...

Эта великая страшная Отечественная война, конечно, явилась следствием попущения Божия за наше отступление от Бога, за наше моральное, нравственное нарушение закона Божия и за то, что попытались в России вообще покончить с религией, с верой, с Церковью. Перед самой войной не случайно почти все храмы были закрыты. Их к этому времени оставалось на Руси совсем небольшое количество. У противников Церкви была именно такая цель — вообще все прикончить. По высказыванию Хрущева, они покончат с религией в России к 1980 году и покажут по телевидению последнего попа. Таков был вражеский замысел: чтобы всюду царил полный атеизм. Господь провидел эти вражеские планы, и чтобы не попустить их осуществление, Господь попустил войну. Не случайно.

И мы видим, что война действительно обратила людей к Вере, и правители совсем по-иному отнеслись к Церкви. В особенности, когда вышел декрет Сталина об открытии храмов в России. Это, несомненно, подвигло милость Божию к нашей стране, к нашей Церкви, к нашим людям. По-человечески, конечно, можно сказать, что победил высокий воинский дух наших солдат. И надо отдать должное руководству страны, которое воздвигло такого гениального полководца, как Жуков. В прежние времена Господь воздвигал для России Суворова, Кутузова. В наше время Георгий Жуков — это была милость Божия. Мы обязаны ему спасением.

Сразу же поднялась, окрепла и усовершенствовалась у нас военная техника. По-человечески мы все это относим к тому, что люди объединились и успешно работали на передовой и в тылу. Это правильно. Но силу, энергию и ум дал им Господь.

Когда я читал воспоминания маршала Жукова, мне бросился в глаза момент, где он пишет о том, как он поражался в начале войны гениальности стратегических планов немецких генералов. Потом он удивлялся тем ошибкам и просчетам, которые впоследствии они же совершали. Это со своей стороны говорит Жуков. Я со своей стороны скажу: это все совершала премудрость Божия! Господь, кого хочет наказать, всегда лишает разума, ума… И тот же человек, который вначале проявлял мудрость, когда благодать Божия отступила, — совершает ошибки.

Когда Господь уже решил дать помощь нашему народу, нашей армии, Он омрачил умы фашистам, а нашим военачальникам дал мудрость, воинскую смекалку, мужество и успех. Господь давал силы, энергию, разум нашим конструкторам и инженерам для того, чтобы одержать победу. Как говорится: «Без Бога — не до порога!». Беда в том, что мы не видим Промысла Божия и не воздаем Господу славу за то, что Он проявлял такое промышление, такую заботу. Это печально…

Собственно говоря, ведь Россия из ничтожества поднялась, выросла до великой державы только благодатию Божией, только силою Божией, чудесами… И никто об этом не хочет сказать… Сколько милости получала наша страна во все времена, когда нападали на Россию. И только небесная помощь спасала от конечной погибели. А мы такие толстокожие, что не разумеем этой милости Божией, не хотим возблагодарить Господа. Без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Мы все это относим к самим себе. Говорим: «я», проявляем гордость, а это как раз и пагубно. И за это Господь отдает нас врагам, чтобы смирить нас, чтобы не забывали Бога…

В первые месяцы войны наша страна входила в нее в тяжелом состоянии: поражение следовало за поражением. Противник шел без всякого сопротивления. И дошел до Москвы, до Сталинграда.

Когда Церковь, верующие люди молились со слезами, просили в молитвах Господа о победе русского оружия, молитва дошла до Господа. И Он вскоре переменил гнев на милость. Москва была спасена чудом… Будь немцы посмелее — взяли бы ее голыми руками. Москва на волоске висела. Действительно, Господь страхом удерживал немцев…

И когда стали открывать храмы, такой был подъем в народе. Народ шел в храмы. И я сам был очевидцем этого…

После Сталинградской битвы, когда мы прибыли в тамбовские леса на отдых, в один воскресный день я пошел в Тамбов. Там только что открыли единственный храм. Собор весь был голый, одни стены… Народу — битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, отец Иоанн, который стал впоследствии епископом Иннокентием Калининским, такую проникновенную проповедь произнес, что все, сколько было в храме народа, — навзрыд плакали. Это был сплошной вопль… Стоишь, и тебя захватывает невольно, настолько трогательные слова произносил священник. Конечно, такой вопль, молитва простой верующей души до Бога дошла! Я в это верю на все сто процентов! И Господь помогал… Простым людям кажется невидимой помощь Божия. Люди Бога не видят, не знают. Но связь невидимого мира с миром вещественным — непосредственная. Господь и нужных людей воздвигает, даем им опыт и мужество. Дает успехи в тылу и на фронте…

Я помню, как в начале войны наши танки, самолеты горели, как фанерные. Только появится мессершмитт, даст очередь, — и наши самолеты валятся. Больно и печально было на это смотреть. А позднее, во время Сталинградской битвы, я был прямо восхищен: «катюши», артиллерия, самолеты наши господствовали, и было радостно за страну, за нашу мощь. Чувствовался подъем в войсках. Все были воодушевлены. Это Господь помогал нам! И потом, слава Богу, прошли мы всю Украину, освобождали Румынию и Венгрию, Австрию…

После освобождения Сталинграда нашу часть оставили нести караульную службу в городе. Здесь не было ни одного целого дома. Был апрель, уже пригревало солнце. Однажды среди развалин дома я поднял из мусора книгу. Стал читать ее и почувствовал что-то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!.. Собрал я все листочки вместе — книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мною все время. До этого такое смущение было: почему война, почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь. А когда стал читать Евангелие — у меня просто глаза прозрели на все окружающее, на все события. Такой мне бальзам на душу оно давало.

Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся. Дошел до Австрии. Господь помогал и утешал. А после войны привел меня в семинарию. Возникло желание учиться чему-то духовному…

В 1946 году из Венгрии меня демобилизовали. Приехал в Москву, в Елоховском соборе спрашиваю: нет ли у нас какого-нибудь духовного заведения. «Есть, — говорят, — духовную семинарию открыли в Ново-Девичьем монастыре». Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергий Савинский, радушно встретил меня и дал программу испытаний. И я с большим воодушевлением начал готовиться. Ведь я же к церковной жизни не был приобщен. Вырос в крестьянской семье, родители были верующие. Но с 12 лет я жил в неверующей среде, у брата, и растерял свою духовность.

Господь дал мне такую энергию, такое желание! Многое надо было на память выучить. Молитвы, чтение по-церковнославянски. Я, невзирая ни на что, работал, учил все с таким желанием. Горел.

На экзамене дали мне наизусть читать пятидесятый псалом… Только половину прочитал — хватит, спасибо. Прочитал по-церковнославянски. Тоже хорошо. Затем сочинение было на евангельскую тему. А я Евангелие хорошо знал. На «пять» написал сочинение. И мне прислали извещение, что я принят. Тогда уже я шинель снял и в фуфайке поехал. И все мы, кто там тогда был: кто, как и я, с фронта пришел, кто с угольных шахт, были испытанные жизнью…

Одним словом, я считаю, что наше неверие, наше невежество, наше незнание Бога, а также нарушение нравственных законов не могут оставаться безнаказанным. Мы не ведаем, что Господь промышляет не только о каждом человеке, а вообще о всей стране. Поэтому и война была. И это не без попущения Божия.

Если и волос с нашей головы не упадет без воли Божией, то тем более — война. Это попущение Божие за нашу безнравственность, за наше безбожие, отступление. Господь попустил, чтобы это пресечь. Потому что пытались совсем задушить веру. Храмы все закрыты. Думали, покончили. Нет! Не тут-то было! Трудно идти против рожна. Так и в будущем. Господь знает, чем смирить врагов. Попустил военные испытания, и вынуждены были вновь открыть храмы. Потому что этого требовал народ…

Сегодняшний хаос — это тоже, конечно, попущение Божие. И все эти войны на окраинах России — тоже. Если народ не опомнится, глубоко не раскается, не прекратится разложение нравов, то хорошего ждать нечего. Можно ждать только гибели.

Разве допустимо, чтобы в нашей стране, на Руси Святой, сейчас дали свободу бесовщине. Колдуны, маги, экстрасенсы, секты различные… Это, естественно, подвигает Божию правду на гнев. Господь с этим не может мириться. В Евангелии говорится: Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою (Рим. 1,18). Господь дает испытание: образумьтесь! обратитесь ко Мне. А то, что бесовщину допустили, — это страшное дело! И я не знаю, что и ожидать?!

Потому что, согласно библейскому сказанию, семь ханаанских народов были истреблены только за то, что они допустили поклонение бесам. Грехи человеческие — это по немощи. Но когда люди стали обращаться к темной бесовской силе, тогда Господь этого не потерпел. А у нас открыли им дорогу. Раньше колдунов сжигали на костре. И совсем еще недавно в нашем Уголовном кодексе за черную магию подвергали наказанию. А сейчас экстрасенсы кодируют людей. Это страшное дело. Мы стоим на грани жизни!

И если не образумимся, не раскаемся, не осудим себя, не обратимся к Богу, наказание неминуемо постигнет. Пока же Господь все это терпит за счет верующих. Церковь еще существует. Она молится и умоляет Господа: не попускай, молю Тебя! А всю нечисть Господь уничтожит!

Человек сам виноват в том, что отошел от Бога, от истины, ко лжи приобщился. А ложь никогда не дает человеку удовлетворения. Ложь есть ложь. Поэтому люди и задыхаются — оттого что во лжи пребывают. А если к истине обратятся, то почувствуют жизнь, радость!

 

 

ПАМЯТИ ИГОРЯ ШАФАРЕВИЧА

«Только малое знание удаляет от Бога». Памяти новопреставленного Игоря Ростиславовича Шафаревича

http://ruskline.ru/news_rl/2017/02/21/tolko_maloe_znanie_udalyaet_ot_bog...

Игорь Ростиславович Шафаревич — образец нравственного, отважного служения нашему Отечеству. Он не только гениальный, признанный всем миром математик, но и замечательный философ, историк и писатель, всегда заботящийся о том, как донести правду об истинном положении русского народа. Ни в советские годы, ни в период так называемой «перестройки» он ни разу не покривил душой. И потому был всегда гоним. Его книги, такие как «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия. Десять лет спустя», «Трехтысячелетняя загадка» сразу же после публикации становились событием общественной жизни. Самое радостное для нас, наверное, то, что Игорь Ростиславович — православный христианин. В одном из интервью на вопрос, какими молитвами он молится перед сном, он дал очень точно характеризующий его ответ: «Каждый вечер я читаю "Верую"». Это о таких, как он, сказаны известные слова: «Только малое знание удаляет от Бога, а большое приближает к Нему». И точно так же его судьба является подтверждением несомненной истины: жизнь по совести и правде — лучший путь к Богу.

Несколько слов о личном общении. Я познакомился с Игорем Ростиславовичем в 1996 году в Государственной Думе, где в это время наш Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» изо всех сил пытался продвинуть законопроект, запрещающий легализацию пропаганды растления. Игорь Ростиславович сразу же заговорил о смысле и сути того, что происходит в России, о том, какую опасность представляет насаждение «греха как нормы» для будущего человечества. Вспоминается многотысячное стояние, организованное нашим Комитетом против показа богохульного фильма «Последнее искушение Христа» в 1997 году. Мы заранее, за целый час, прибыли в Останкино, чтобы сделать нужные приготовления. К нашему удивлению, мы увидели на площади стоящих с плакатами протеста весьма пожилых людей. Это были Игорь Ростиславович Шафаревич и несколько его друзей. Было такое впечатление, что стоят они здесь уже давно — так и хочется сказать: всегда.

Быть защитником гонимых и ревнителем справедливости — кажется, это у Игоря Ростиславовича было в крови, шла ли речь о глобальных событиях или о каком-нибудь частном деле. Однажды он позвонил мне и сказал, что, наверное, только я один, как священник, могу повлиять на Валентина Григорьевича Распутина согласиться стать академиком РАН. «Он никого не хочет слушать, — сказал Игорь Ростиславович, — хотя дело совсем не в его личном престиже, а в укреплении авторитета русских патриотов». Моя попытка уговорить Валентина Григорьевича оказалась неудачной. Но и в этом, пусть малозначительном, эпизоде мне как-то еще яснее представился облик Игоря Ростиславовича, всегда и во всем заботящегося о своих друзьях и не пренебрегающего никакими усилиями ради общего блага.

Мне хотелось бы подчеркнуть важность для наших современников, а также для хотя бы одного «монаха трудолюбивого» в будущем, как выражается Игорь Ростиславович, его постоянное усилие осмысления истории. Как он сам хорошо сказал: «Стремление не утратить связь с телом Истории гораздо сильнее, чем со своим физическим телом. Факт, вероятно, имеющий многозначительные последствия в общечеловеческой жизни». Математически точной и духовно глубокой представляется мне его «новая историческая концепция», как он сам ее называет. «Историков, — говорит он, — больше интересует тщательное описание конкретных ситуаций и установление фактов. А "концепции", они считают, можно выдумывать какие угодно — это дело фантазии, а отчасти — исторической неграмотности (в чем есть большая доля правды)». Но важнее всего всегда самая суть. И истинную правду можно увидеть только в свете истины. У Игоря Ростиславовича Шафаревича не было никаких иллюзий. Он ясно понимал, какие ни с чем не сравнимые перемены происходят в мире. «Вся теперешняя жизнь, включая культуру и те методы понимания всех явлений, которыми мы пользуемся, очень скоро разрушатся, — писал он. — То, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, которую надо истребить, превратить в духовную пустыню, где, как говорится, и трава не растет».

Его определение о том, что зло возрастает, — согласно с Писанием: прежде чем наступит кончина мира, «последняя жатва», должны созреть плевелы, не только пшеница. Никогда еще человечество не знало таких ужасов по глубине и масштабу зла, как это было в XX столетии. Но организованные лагеря смерти ГУЛага и Освенцима, судя по тому, что мы сегодня наблюдаем, были только прелюдией к сегодняшнему и завтрашнему.

Сейчас, особенно после демонстрации по CNN расстрела российского Парламента в 1993 году, войны в Персидском заливе, бомбардировки Сербии, неизвестно кем организованной террористической атаки на Америку, событий на Украине и в Сирии, современная электронная техника подвела нас к тому, что мы уже не различаем массовое уничтожение людей огнем ракет от компьютерной видеоигры. И только когда какая-нибудь новая страшная жестокость шокирует зрителя, масса обывателей вздрагивает, и кто-то переключает программу.

Кто сомневается в том, что организованность зла — явное свидетельство близкого присутствия организующего это зло — «человека беззакония»! Если при большевиках совершалось уничтожение части народа, то в последние годы силы зла направлены на уничтожение всего народа. Но самое страшное не в этом. Новое заключается в том, что зло направлено, главным образом, на уничтожение личности. Приближается век толпы: все, что было в этом роде ранее, — только прообразы. И новый век выдвигает своих вождей, которые все сокрушат. В массовое сознание уже введено то, что должно определять личность человека — быть как все.

Быть как все, со всем человечеством — это величайшее достоинство человека там, где речь идет о добре и правде, о том, что на самом деле определяет личность человека. Человек настолько человек, насколько он живет по добру и правде. И, в конце концов, по благодати Христовой. Быть как все по-христиански значит — быть с Церковью, со Христом.

А здесь совершается диавольская подмена. После коммунистической стадности наступила другая эпоха стадности — всеобщего греха, участвовать в грехе как все. Эта общая атмосфера может оказаться сильнее совести и Бога. Всякий грех стирает черты единственности и неповторимости человека. И там, где массовым сознанием жизнь без Бога, без стыда и без совести принимается как норма, совершается уничтожение личности. Все это делается под видом «свободы индивидуума». Все должны быть «свободными личностями», для которых не существует никаких нравственных и религиозных запретов.

Воистину, растлители страшнее разрушителей. Как преодолеть это растворение в серной кислоте? Для этого надо быть личностью. «Среднему человеку» в этой атмосфере не выжить. Личность — только тот, кто со Христом, кто причастен Его крепости, Его любви, Его благодати. Наступает время новых скорбей, новой верности Богу. Но благодаря не идущим ни на какой компромисс с ложью людям, таким, каким был Игорь Ростиславович Шафаревич, Господь продлевает историю, чтобы все, кто нуждается в правде и истине, могли задуматься о самом главном, покаяться и спастись.

Протоиерей Александр Шаргунов, настоятель храма свт. Николая в Пыжах, член Союза писателей России

 

 

В.Н.Осипов “Памяти Шафаревича”

http://dsnmp.ru/v-n-osipov-pamyati-shafarevicha/

Умер пламенный патриот России. Почил крупнейший мыслитель 20 – 21 в.в., который стоит в одном ряду с Ильиным, Нилусом, Солоневичем, Кожиновым. Академик, выдающийся ученый-математик и одновременно безкомпромиссный боец за возрождение и освобождение Отечества. Его работы: «Социализм как явление мировой истории», «Русофобия», «Две дороги к одному обрыву», «Россия и мировая катастрофа» всегда будут настольными книгами русских почвенников.

Когда по приказу русофоба Андропова я был приговорен к 8 годам лишения свободы за машинописный православный журнал «Вече», в мою защиту выступила общественность и первой под заявлением протеста была подпись Шафаревича. А другой общественник Александр Мень, наоборот, в интервью иностранным корреспондентам заклеймил «Вече» как «шовинистический и антисемитский журнал», что очень обрадовало чекистов. Игорь Ростиславович тут же написал опровержение, которое западенцы никак не хотели печатать: «чтобы не обижать батюшку». Мордовского узника обижать можно, популярного экумениста – нельзя.

Прошли годы. Мы вместе с Шафаревичем работали в оргкомитете Фронта Национального Спасения («Банду Ельцина под суд!»), в РОСе С.Н.Бабурина. И мало кто сейчас помнит, что Шафаревич возглавлял еще и комитет «Русский Севастополь» (В.И.Скурлатов, Н.А.Нарочницкая и другие). Ученый с мировым именем неизменно отстаивал территориальную целостность Державы и суверенитет государства. Как-то стало более одиноко без него. Упокой, Господи, душу раба Твоего Игоря и даруй ему Царствие Небесное. Аминь.

Владимир Николаевич Осипов

Аватар пользователя konSmirnov

Автор

konSmirnov

Опубликовано

27/02/2017 - 16:34

Посадская беседка

  • 09:46:21 Сергей Иванович, что с Вами случилось? Shock
  • 09:48:35 Если Вы по Аву, то она неделю висит))) Автошедевратор нарисовал.)
  • 09:54:13 Сергей Добка< Ну отлегло! Это с авой, не с Вами! Smile
  • 10:02:41 Что с новостной лентой? Три страницы дублей.
  • 08:13:57 С праздником, дорогие женщины!
  • 13:40:09 Чайки прилетели! Только что пронеслись над Кончурой! Smile
  • 13:53:36 савл< Ура, весна идет, наверное чайки ее обогнали по дороге Smile
  • 19:49:43 16.03.2017 [url]
  • 20:00:16 Владимир Пахомов< Ну и что?
  • 21:05:31 С интересом посмотрим на развал

Пользователи на сайте

Аватар пользователя Сергей Добка
Сергей Добка